korf (korf) wrote,
korf
korf

Category:

Басня о числе 𝜋

В некотором царстве, в тридевятом государстве, много-много лет назад случился раз избыток прибавочного продукта. Народ нос от мотыги поднял, оглянулся, да и потянулся к учёбе. Особенно, стервец, потянулся к геометрии. Страна-то со сложным рельефом была, да сейсмически неустойчивая, отчего постоянно все о межах ссорились. А государевых межевых судей позвать больших денег стоило.

Увидели ту тягу властители сей земли и пригорюнились-закручинились. Была в этом большая угроза казне, да если вдуматься, и самой власти государевой. Ведь никак подлецы сами межевать научатся, ссориться перестанут да между собой договорятся? Тут и до бунта недалеко.

Сели люди государевы думать, как бы народишко от этой геометрии отвадить, да чтоб раз и навсегда. Запретить? Инструменты геометрические отнять и изломать? Уличённых в геометрии казнью казнить, а книги их сжечь?

Нет, напрасное это дело выходит. Геометрией, считай, каждый занимается, когда портки или платок складывает. Что ж теперь, всем прачкам головы рубить? Инструментов для геометрии нужно песок да палка, и обоих в благословенной земле государевой было с избытком. Что до казней, то припомнили бояре, как третьего года при большом стечении народа повесили на главной площади за порчу государевой монеты Ваську-кривого. Был до того в государстве один фальшивомонетчик Васька, а стало их сотни и сотни.

Встал тут главный государев межевой судья, муж почтенный, рассудительный и опытный. И держал он такую речь:

"Чтобы пресечь среди подлого нашего народца бесову тягу к тайному знанию геометрическому, предлагаю я вот что. Геометрию эту насильно каждому отроку и отроковице с десяти лет от роду два года учить"

Ахнули бояре, кто за сердце схватился, кто с кресла сполз, кто брагой подавился.

"И учение это составить в том: за первый год каждый малец должен накрепко себе усвоить, что число 𝜋 составляет ровно и абсолютно точно три. Что богами такой порядок заведён, в котором всех вещей разумных, и добрых, и полезных ровно три. И самих богов наших три. А числа дробные, не целые неполноценны от диавола, врага нашего

"А за второй год чтобы каждый обучающийся понял, что есть он олух, смерд и глупец, и без государева межевого судьи ни наипростейшей задачки решить он верно не может. Ибо что бы он не посчитал, всё будет почти верно — но не вполне. И будет ему его учитель каждый раз иначе это расхождение объяснять, но каждый раз его олуха виной."

Просветлели ликом государевы люди, радуются как дети малые, в ладоши хлопают, ногами топчут, кричат тому судье "Лепо!" А он продолжает:

"Также знаю я, что в народе есть и всегда будут бунтари, зачинщики и безбожники. И будут они неминуемо против всего доброго и божественного восставать, и наводить хулу на целочисленное 𝜋, равное трём. Чтобы не наткнулись они случайно на истину, пошлём мы к ним секретно сынов знатнейших наших семей, и откроют они бунтарям тайное скрываемое от народа знание.

"И будет то тайное знание, что число 𝜋 не божественное, но напротив демоническое. И как делит диавол всё целое пополам, так и число 𝜋 на самом деле равно трём с половиной! А так как крайнее безграничное себялюбие есть от веку свойство бунтарей и безбожников, то не увидят они ошибок своих до скончания лет.

"Чтобы не пресеклась же линия государевых межевых людей и геометров, будем мы избирать из учёных мужей постарше мерзавцев, похотливых до скотов, и чад, и своего же полу. И сообщим им правду про 𝜋 под клятвою, что коли разгласят они число, то будет похоть их тут же раскрыта, и будут они посажены на кол согласно законам и обычаям нашей земли. И даже если преступят они клятву, то словам сих выродков разумные люди не внемлют."

На том и порешили, и подали о сём государю тайное прошение. Приложил государь к тайному прошению при всех боярах свой перстень, а затем собственноручно петицию сжёг и пепел с самой высокой башни дворца лично по ветру развеял. И было в той земле всё по этому прошению заведено.

Прошло с тех пор много-много лет, и изменилась та земля до неузнаваемости. Пришли на смену палкам и песку сначала циркули да угольники железные, а потом и вовсе машины дивные, чудесные. Мудрый государь тот давно почил, и внуки его почили, и правнуки, и весь род его пресёкся. И только геометры государевы всё так же стоят на страже точности межей, и так же уважаемы они и почитаемы — и так же безбожно дороги.

Да и народец с тех пор поокреп, поумнел и поднялся. Всё больше не мотыгой хлеб свой зарабатывает, а интеллектуальным трудом. Но одно древнее правило в том народе осталось: как соберутся в одной компании люди учёные, книжные, так и зайдёт у них спор извечный, горячий, спор непримиримый. Чему же всё-таки проклятое то число 𝜋 равно? Трём или трём с половиной?
Tags: дважды два четыре, рассказики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments